Меню

Статьи

Явление коррупции

Коррупция известна с глубокой древности. Упоминание об этом явлении встречается в сочинениях по искусству государственного управления, религиозной и юридической литературе Египта, Месопотамии, Иудеи, Индии и Китая — во всех центрах древней мировой культуры.

Большое внимание уделяется социальным обличиям в древнейшем разделе Библии-Ветхом Завете: «Я знаю как многочисленны ваши преступления и как тяжки ваши грехи: вы притесняете правового, берете взятки, а нищего, ищущего правосудие, гоните от ворот».

Изначально, коррупция для чиновников в России была законным видом деятельности. Государственные чиновники жили за счёт «кормлений», т.е. на подношения тех, кто был заинтересован в их деятельности. Князь посылал своих представителей (воевод, наместников) в провинцию без денежного вознаграждения, но наделив их огромными полномочиями. Местное население не скупилось на подарки — другого выхода не было. «Кормления» были официально отменены в 1556 году, но традиция жить и богатеть за счёт подданных сохранилась в нашем менталитете и по сей день.

К XV веку коррупция в России приобрела характер системы. Если чиновник выполнял за подношение какое-то действие (между прочим, свои прямые обязанности), это называлось «мздоимство» и воспринималось как норма, если чиновник при этом не нарушал закона. Если же его подкупали для совершения чего-то незаконного, что было возможно благодаря его должности, это относилось уже к «лихоимству».

Мздоимство упоминается в русских летописях XIII в. Первое законодательное ограничение коррупционной деятельности в России было осуществлено в царствование Ивана III. Его внук Иван IV (Грозный) впервые ввел смертную казнь в качестве наказания за чрезмерность во взятках.

При Петре I в России приобрели широкий размах и коррупция, и жестокая борьба царя с ней. Характерным является эпизод, когда после многолетнего следствия был изобличен в коррупции и повешен сибирский губернатор Гагарин. Буквально через три года четвертовали за взяточничество обер-фискала Нестерова — того, кто изобличил Гагарина.

На протяжении всего царствования династии Романовых коррупция являлась немалой статьей дохода и мелких государственных служащих, и сановников. Например, елизаветинский канцлер Бестужев-Рюмин получал за службу Российской империи 7 тысяч рублей в год, а за услуги британской короне (в качестве «агента влияния») — 12 тысяч рублей.

В Российской империи коррупция была тесно переплетена с фаворитизмом.     Известны     многочисленные     эпизоды     коррупционной деятельности фаворита Петра I князя Александра Меньшикова, за что последний не раз наказывался царем.

История борьбы советской власти с коррупцией характеризуется рядом специфических особенностей. Во-первых, коррупция и как понятие, и как явление в официальных нормативных документах и практической деятельности не признавалась. Вместо этого определения использовались термины «взяточничество», «злоупотребление служебным положением», «попустительство» и др.

Во-вторых, причины возникновения этого явления связывались с условиями, присущими буржуазному обществу. Так, например, в закрытом письме ЦК КПСС «Об усилении борьбы со взяточничеством и разворовыванием народного добра» от 29 марта 1962 г. говорилось, что взяточничество — это «социальное явление, порожденное условиями эксплуататорского общества».

В-третьих, лицемерие власти, способствовавшее ускорению коррупции, проявилось в том, что практически неприкосновенными были высшие советские партийные сановники.

В-четвертых, с коррупцией среди государственного аппарата боролись исключительно    представители    этого    аппарата.      Боровшиеся    были органически не в состоянии менять коренные причины, порождающие коррупцию. Весь послевоенный период, во времена перестройки и после нее рост коррупции происходил на фоне ослабления государственной машины. Он сопровождался следующими процессами: уменьшением централизованного контроля, далее — распадом идеологических скреп, экономической стагнацией, а затем и падением уровня развития экономики, и, наконец, крахом СССР и появлением новой страны — России, которая на первых порах лишь номинально могла считаться государством. Постепенно централизованно организованная коррупция государства сменилась «федеративным» устройством из множества коррумпированных систем.

Таким образом, нынешнее состояние коррупции в России во многом обусловлено давно наметившимися тенденциями и переходным этапом, который и в других странах, находящихся в подобной ситуации, сопровождался ростом коррупции. Из числа наиболее важных факторов, определяющих рост коррупции и имеющих исторические корни, помимо дисфункций государственной машины и некоторых исторических и культурных традиций, следует отметить:

1.стремительный переход к экономической системе, не подкрепленной необходимой правовой базой и правовой культурой;

2.отсутствие в советские времена нормальной правовой системы и соответствующих культурных традиций;

3.распад партийной системы контроля.

Коррупция является интернациональной проблемой. Она свойственна всем странам независимо от политического устройства и уровня политического развития и различается лишь масштабами.

Виды коррупции

В зависимости от сферы деятельности следует различать следующие виды коррупции:

1.Коррупция в сфере государственного и муниципального управления.

2.Парламентская коррупция.

3.Коррупция на предприятиях и в учреждениях.

Коррупция в сфере государственного управления имеет место потому, что существует возможность государственного служащего (чиновника) распоряжаться государственными ресурсами и принимать решения не в интересах государства и общества, а исходя из своих личных корыстных побуждений.

В зависимости от иерархического положения государственных служащих коррупция может подразделяться на верхушечную и низовую.

Первая охватывает политиков, высшее и среднее чиновничество и сопряжена с принятием решений, имеющих высокую цену (формулы законов, госзаказы, изменение форм собственности и т.п.). Вторая распространена на среднем и низшем уровнях и связана с постоянным взаимодействием чиновников и граждан (штрафы, регистрации и т.п.).

Часто обе заинтересованные в коррупционной сделке стороны принадлежат к одной государственной организации. Например, когда чиновник дает взятку своему начальнику за то, что последний покрывает коррупционные действия взяткодателя — это также коррупция, которую обычно называют «вертикальной». Она, как правило, выступает в качестве моста между верхушечной и низовой коррупцией. Это особо опасно, поскольку свидетельствует о переходе коррупции из стадии разрозненных актов в стадию укореняющихся организованных форм.

Большинство специалистов, изучающих коррупцию, относит к ней и покупку голосов избирателей во время выборов.

Избиратель обладает по Конституции ресурсом, который называется «властные полномочия». Эти полномочия он делегирует избираемым лицам посредством специфического вида решения — голосования. Избиратель должен принимать это решение исходя из соображений передачи своих полномочий тому, кто, по его мнению, может представлять его интересы, что является общественно признанной нормой. В случае покупки голосов избиратель и кандидат вступают в сделку, в результате которой избиратель, нарушая упомянутую норму, получает деньги или иные блага, кандидат, нарушая избирательное законодательство, надеется обрести властный ресурс. Понятно, что это не единственный тип коррупционных действий в политике.

Наконец, упомянем о коррупции в негосударственных организациях. Сотрудник организации (коммерческой или общественной) также может распоряжаться не принадлежащими ему ресурсами: у него также есть возможность незаконного обогащения с помощью действий, нарушающих интересы организации, в пользу второй стороны, получающей от этого свои выгоды. Очевидный пример из российской жизни — кредиты, получаемые за взятки в коммерческих банках под проекты, цель которых — изъять деньги и исчезнуть.

Социально-экономические и политические последствия, порождаемые коррупцией

Коррупция оказывает разлагающее влияние на все сферы жизни общества: экономику, социальную сферу, политику. Негативные последствия, порождаемые этим явлением, не только препятствуют прогрессивному, поступательному развитию общества, но и представляют серьезную угрозу интересам национальной безопасности страны.

В экономической сфере коррупция способствует возникновению и развитию целого ряда негативных явлений и процессов:

1.Нарушает механизм рыночной конкуренции, поскольку в выигрыше оказывается не тот, кто конкурентоспособен, а тот, кто смог получить преимущества за взятки. Это способствует возникновению монополистических тенденций в экономике, снижению эффективности ее функционирования и дискредитации идей свободной конкуренции.

2.Влечет за собой неэффективное распределение средств государственного бюджета, особенно при распределении государственных заказов и выделении кредитов, препятствуя тем самым эффективной реализации правительственных программ.

3.Приводит к несправедливому распределению доходов, обогащая субъектов коррупционных отношений за счет остальных членов общества.

4.Способствует повышению цен на товары и услуги за счет так называемых коррупционных «накладных расходов» в результате чего страдает потребитель.

5.Является средством, способствующим обеспечению благоприятных условий для формирования и развития организованной преступности и теневой экономики. Это приводит к снижению налоговых поступлений в государственный бюджет, оттоку капитала за рубеж и затрудняет возможность государства эффективно выполнять свои экономические, политические и социальные функции.

В социальной сфере отрицательные последствия коррупции сводятся к следующему:

1.Коррупция предполагает существенное различие между объявленными и реальными ценностями и формирует у членов общества «двойной стандарт» морали и поведения. Это приводит к тому, что мерой всего в обществе становятся деньги, значимость человека определяется размером его личного состояния независимо от способов его получения, происходит девальвация и слом цивилизованных социальных регуляторов поведения людей: норм морали, права религии, общественного мнения и др.

2.Коррупция способствует несправедливому перераспределению жизненных благ в пользу узких олигархических групп, что имеет своим следствием резкое возрастание имущественного неравенства среди населения, обнищание значительной части общества и возрастания социальной напряженности в стране.

3.Коррупция дискредитирует право как основной инструмент регулирования жизни государства и общества. В общественном сознании формируется представление о беззащитности граждан и перед лицом власти и перед преступностью.

В политической сфере негативные последствия коррупции проявляются в следующем:

1.Коррупция способствует смещению целей политики от общенациональных к обеспечению властвования олигархических кланов и группировок.

2.Коррумпированные субъекты, прячущие свой капитал за рубежом, превращаются в «пятую колонну» и способствуют предательству интересов национальной безопасности страны.

3.Коррупция подрывает престиж страны на международной арене, способствует ее политической и экономической изоляции.

4.Коррупция снижает доверие общества к власти, вызывает разочарование в ценностях демократии и может способствовать переходу к другой, более жесткой форме государственного устройства — диктатуре.

Экономические потери от коррупции

По оценке наших правоохранительных органов, криминальные структуры в отдельных отраслях промышленности — нефть, газ, редкие металлы — тратят до 50% получаемой прибыли (реальной, а не декларируемой) на подкуп различных должностных лиц. Если использовать приведенное выше соотношение между размером взяток и потерями от коррупции, то легко установить порядок соответствующих сумм, которые будут исчисляться миллиардами долларов.

По некоторым оценкам, общая сумма взяток, выплачиваемая мелкими предпринимателями, эквивалентна 3% ВВП. По подсчетам экспертов российской общественной организации «Технологии — XXI век», мелкие предприниматели тратят по всей стране на взятки чиновникам минимум 500 миллионов долларов в месяц! В год это оборачивается суммой в 6 миллиардов долларов. (Следует добавить, что приведенные расчеты не включают платежи мелких предпринимателей «крышам».) Предварительный анализ показывает, что 10% всего дохода в мелком и среднем бизнесе тратится на коррупционные сделки. При этом на начальном этапе (регистрация предприятий и т.п.) расходы существенно выше. Эти потери напрямую перекладываются на рядовых покупателей и клиентов мелкого бизнеса, поскольку потраченные на взятки деньги закладываются в цену товаров и услуг.

Добавим к этому слабо изученную и практически не контролируемую у нас коррупцию внутри предприятий и негосударственных организаций (пример — предоставление коммерческими банками кредитов за взятки), которая также снижает эффективность экономики.

Таким образом, суммарные потери от коррупции в нашей стране могут составлять от 10 до 20 миллиардов долларов в год. Эти данные приведены для того, чтобы увидеть другое, насколько рентабельными могут оказаться вложения в серьезную осмысленную деятельность по систематическому ограничению коррупции.

Проблемы и условия, порождающие коррупцию

Коррупция, ее масштабы, специфика и динамика являются следствием общих политических, социальных и экономических проблем страны . Коррупция всегда увеличивается, когда страна находится в стадии модернизации. Россия переживает на данном этапе развития не просто модернизацию, а коренную ломку общественных, государственных и экономических устоев. Поэтому не удивительно, что она следует общим закономерностям общественного развития, в том числе и негативным.

К общим проблемам, порождающим коррупцию в странах, находящихся на этапе модернизации и особенно переживающих период перехода от централизованной экономики к рыночной, относятся следующие:

а.  Трудности преодоления наследства тоталитарного периода.

К ним относится прежде всего медленный отход от закрытости и неподконтрольности власти, которые, безусловно, способствовали процветанию коррупции.

Другое обстоятельство — преодоление слияния власти и экономики, свойственно тоталитарным режимам с централизованной системой управления экономикой. Естественное разделение труда между властными институтами, призванными создавать условия для нормального функционирования экономики, и свободными агентами рынка до сих пор не сформировалось. Административные органы продолжают, особенно на региональном уровне, играть на экономическом поле по тем правилам, которые устанавливают сами для себя. Такая ситуация неизбежно порождает коррупцию.

б.    Экономический упадок и политическая нестабильность.

Обнищание населения, неспособность государства обеспечить государственным служащим достойное содержание подталкивают и тех, и других к нарушениям, приводящим к массовой низовой коррупции. Это подкрепляется старыми советскими традициями блата как одной из форм низовой коррупции.

Одновременно постоянно осознаваемый политический риск долговременных вложений, тяжелые экономические обстоятельства (инфляция, неуклюжее присутствие государства в экономике, отсутствие четких регулятивных механизмов) формируют определенный тип экономического поведения, рассчитанного на кратчайшую перспективу, большую, хотя и рискованную выгоду. Такому типу поведения очень близок поиск выгоды с помощью коррупции.

Политическая нестабильность формирует чувство неуверенности и среди чиновников самого разного уровня. Не имея в этих условиях никаких гарантий самосохранения, они также легче поддаются соблазну коррупции.

В условиях экономического кризиса государство часто пытается усилить налоговый пресс. Это расширяет зону теневой экономики, а стало быть сферу коррупции. Например, коммерсант, уклонившийся от уплаты налога, уже посадил себя на крючок налогового  инспектора и стал прекрасной мишенью для вымогательства взятки под обещание избавить от наказания.

в.  Неразвитость и несовершенство законодательства.

В процессе преобразований обновление фундаментальных основ экономики и экономической практики существенно обгоняет их законодательное обеспечение. Достаточно напомнить, что в России начало приватизации (ее партийно-номенклатурный этап) проходило вне четкого законодательного регулирования и жесткого контроля.

Законодательство — это то пространство, в рамках которого либо зарождаются стимулы для коррупции, либо создаются механизмы, препятствующие ее возникновению. Следовательно, качество правовых норм очень сильно влияет на уровень распространения коррупции в государстве.

Очевидна необходимость антикоррупционной реформы правовой системы, предполагающей реализацию комплекса правовых и организационных мероприятий по следующим основным направлениям: — масштабная экспертиза действующего законодательства с целью исключения из него норм, провоцирующих коррупцию; внедрение в законодательную практику системы антикоррупционной экспертизы всех проектов законов и других нормативных правовых актов.

Основным принципом борьбы с коррупцией является предупреждение этого явления на самых ранних стадиях, прежде всего, на стадии разработки различных законопроектов.

Одним из действенных инструментов антикоррупционной реформы российской правовой системы является повышение прозрачности законодательного процесса (особенно на региональном и муниципальном уровне) и широкое использование института общественной экспертизы наиболее важных правовых и управленческих решений («прозрачный бюджетный процесс» и т.п.).

г. Недостаточная эффективность мер по противодействию и профилактике коррупции в сфере государственного и муниципального управления. 

Очевидно, что ни одно учреждение не может быть полностью свободно от риска мошенничества или коррупции. Поэтому органы государственной власти и муниципального управления должны постоянно укреплять собственные системы внутреннего антикоррупционного контроля, совершенствовать механизмы профилактики, выявления и искоренения фактов коррупции для того, чтобы свести эти риски к минимуму.

Очень важно обеспечивать открытость и прозрачность государственных и местных органов власти, чтобы граждане имели возможность узнать, на что расходуются их деньги. Информация о том, как организация функционирует, и как принимаются решения, составляет важный элемент борьбы с коррупцией. Одним из инструментов такой работы является последовательное внедрение системы «Электронного правительства».

Органы государственной власти и муниципального управления должны совершенствовать свои связи с общественностью и средствами массовой информации, в том числе использовать их для того, чтобы активно пропагандировать практические результаты своей работы, свидетельствующие об успехах в борьбе с коррупцией.

Необходимо активизировать разработку и совершенствование законодательства, касающегося сигнализирования о нарушениях. В частности, необходимо сделать ясной и простой процедуру подачи жалоб гражданами в тех случаях, когда они сталкиваются с вымогательством взяток или просьбами о «пожертвовании» со стороны государственных чиновников, либо когда им становится известно о сговоре или иных коррупционных действиях, как в частном, так и в государственном секторе. Одновременно важно оперативно расследовать такого рода обращения и обеспечить защиту граждан   от   возможного   преследования   со   стороны   коррумпированных чиновников.

Одним из эффективных инструментов может стать создание общественного объединения (ассоциации, союза) для осуществления противодействия коррупции и представления интересов лиц, столкнувшихся с фактами коррупции.

Кроме того, внутри самих организаций государственного и муниципального управления необходимо создать систему эффективной защиты и безопасности лиц, которые являются свидетелями коррупционных деяний и принимают участие в рассмотрении дел, связанных с такими деяниями.

д.   Недостаточная активность гражданского общества, отрыв общества от власти. 

Демократическое государство в состоянии решать свои проблемы только в кооперации с институтами гражданского общества. Спад социально-экономического положения граждан, всегда сопровождающий модернизации, вызываемое этим разочарование, приходящее на смену прежним надеждам, — все это способствует отчуждению общества от власти, изоляции последней. Между тем ни низовая, ни верхушечная коррупция не могут быть подавлены без усилий общественных организаций.

е. Неукорененность демократических политических традиций.

Проникновению коррупции в политику способствуют:

  • несформированность политической культуры, что отражается, в частности, на процессе выборов, когда избиратели отдают свои голоса за дешевые подачки или поддавшись заведомой демагогии;
  • неразвитость партийной системы, когда партии не в состоянии брать на себя ответственность за подготовку и продвижение своих кадров;
  • несовершенство выборного законодательства, чрезмерно защищающего депутатский статус, не обеспечивающего реальной зависимости выборных лиц от избирателей, провоцирующего нарушения при финансировании избирательных компаний.

Тем самым последующая коррумпированность представительных органов власти закладывается еще на этапе выборов.

ж.   Экономические и социально — психологические условия развития коррупции. Вмешательство государства в экономическую жизнь общества позволяет, с одной стороны, устранить диспропорции и провалы, порожденные рынком, основанном на принципе свободной коррупции. Однако, с другой стороны, государственное регулирование экономики расширяет возможности для развития коррупции, так как появляются новые сферы деятельности для государственных служащих. Современные экономически развитые страны с 30-х гг. XX в. выбрали для себя смешанный тип экономики, базирующийся на сочетании возможностей рынка и государственного регулирования хозяйственной деятельности. Коррупция в данном случае является неотъемлемым элементом общества, но ее масштабы зависят от желания и умения государства и самого общества бороться с ней.

В большинстве различных источников эксперты приводят перечень основных сфер государственного присутствия в экономике, изобилующих коррупцией:

  • приватизация государственной и муниципальной собственности;
  • распределение бюджетных средств. Это и нереализуемые бюджеты (решается кому недодать, сроки перевода средств и т.п.);
  • предоставление эксклюзивных прав. К этой категории следует отнести такие коррупциогенные рычаги, как отсрочки налоговых платежей, предоставление льгот заемщикам бюджетных средств, продление кредитных договоров, предоставление государственных гарантии, бюджетные преференции, реализуемые через «бюджет развития»;
  • банковская сфера. В России начала преобразовываться одной из первых, на рубеже 80-90-х г.г фактически происходила ненормативная приватизация существенной части государственного банковского сектора. Созданы системы уполномоченных банков, которым передавались в управление бюджетные средства. Сотрудничество чиновников с банками позволило перейти к льготным кредитам, завышенным процентам по вкладам;
  • Противозаконный лоббизм. В законодательных органах труднее всего поддается контролю и уголовному преследованию прежде всего из-за гипертрофированной депутатской неприкосновенности.
  • Правоохранительные органы и экономическая преступность, сращиваясь, создают среду, которая является существенным препятствием для борьбы с коррупцией. Создаются «комплексные бригады», зарабатывающие деньги на развале уголовных дел; за взятки организуется давление правоохранительных органов на конкурентов в коммерческой сфере, эти же средства используются для вымогательства; немало фактов поступления работников правоохранительных органов на службу («по совместительству») в коммерческие структуры и создания таковых под патронажем стражей порядка. Родственники чиновников высокого ранга из таможенных или налоговых органов вдруг, независимо от квалификации, оказываются на весьма денежных должностях в коммерческих структурах. (Не менее удачливы и родственники некоторых высокопоставленных служащих из других органов власти.).

На масштабность коррупции большое влияние оказывает морально-психологическая атмосфера, царящая в обществе. Значительная часть государственных служащих рано или поздно сталкиваются с обстоятельствами, в которых им предстоит сделать выбор: принимать или не принимать коррупционное решение. К принятию противоправного решения их могут подталкивать следующие социально-психологические факторы:

  • информационная среда, формирующая снисходительное отношение к коррупции. Честный государственный служащий, который каждый день слышит и читает, что известные политики и высшие должностные лица используют свои публичные возможности для личного обогащения, что «У нас берут все!», может начать воспринимать себя неудачником, которому даже взяток никто не предлагает. В этой атмосфере он не видит сдерживающих факторов для своего личного обогащения;
  • ощущение политической и экономической нестабильности, что подталкивает чиновника идти на риск и обменивать свой властный капитал на капитал экономический;
  • несоответствие заработной платы сложности и ответственности выполняемого служащим труда, неэффективная система социальных гарантий;
  • несправедливость при продвижении по служебной лестнице;
  • слабость системы контроля, не обеспечивающего неотвратимости наказания за совершенные проступки;

Важная особенность социально-психологического климата в обществе, способствующая процветанию коррупции, — двойной моральный стандарт. С одной стороны, коррупция, особенно верхушечная, считается общественно-неприемлемой. Это всячески поддерживается и обыденной моралью, и прессой, и политической практикой, эксплуатирующей актикоррупционную тематику.

С другой стороны, коррупция, особенно низовая, является принимаемой «по умолчанию» частью быта. Продолжают существовать зоны, почти закрытые для действий правоохранительных органов, борющихся с коррупцией. Обвинения в коррупции стали настольно обыденными и расхожими, что грань между нормой и отклонением стирается.

Должностные преступления. Общая характеристика

Взяточничество. Понятие «взяточничество» охватывает два преступления: получение взятки (ст. 290 УК) и дачу взятки (ст. 291 УК). Специальной статьи, говорящей об ответственности за посредничество во взяточничестве, в Кодексе нет. Провокация взятки (ст. 304 УК) отнесена к числу преступлений против правосудия.

Получение взятки определяется как получение должностным лицом (чиновником) лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а также за общее покровительство или попустительство по службе (ч. 1 ст. 290 УК).

Должностное положение лица определяет не только его юридические возможности, связанные с кругом прав и обязанностей по занимаемой должности, но и фактические возможности, вытекающие из авторитета занимаемой должности в государственном органе, органе местного самоуправления, государственном или муниципальном учреждении, Вооруженных Силах, иных войсках и воинских формированиях, а также из служебных связей должностного лица. Пользуясь ими, должностное лицо может за вознаграждение оказать влияние, так или иначе способствовать совершению (несовершению) выгодного для взяткодателя действия другим должностным лицом, возможно, ничего не знающим об этом вознаграждении. Такими лицами могут быть также консультанты, референты, секретари, помощники ответственных должностных лиц, начальники канцелярий, инспекторы и т.п. должностные лица, которые сами не принимают окончательных решений по вопросам, интересующим взяткодателей, но от совершаемых ими действий по службе, подготовленных документов и иной информации в значительной степени зависит суть решения, принимаемого другим должностным лицом.

Легализация денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем. Действующее законодательство устанавливает ответственность за совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными заведомо незаконным путем, а равно использование указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности, т.е. за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем. Формы ответственности определены в ст. 174 УК РФ.

Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК) относится к числу преступлений средней тяжести, однако при наличии квалифицирующих обстоятельств, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 285 УК, оно становится тяжким преступлением.

Закон определяет злоупотребление должностными полномочиями как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК) является типичным коррупционным преступлением должностных лиц.

Государственный служащий обязан передавать в доверительное управление под гарантию государства на время прохождения государственной службы находящиеся в его собственности доли (пакеты акций) в уставном капитале коммерческих организаций в порядке, установленном федеральным законом. Запрет на занятие предпринимательской деятельностью распространяется в соответствии со ст. 60 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и на муниципальных служащих.

Статья 289 УК предусматривает уголовную ответственность за нарушение этого запрета, т.е. за создание должностным лицом организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, либо за участие в управлении такой организацией лично или через доверенное лицо вопреки запрету, установленному законом, если эти деяния связаны с предоставлением такой организации льгот и преимуществ или с покровительством в иной форме.

Стратегия борьбы с коррупцией в Российской Федерации

Стратегия борьбы с коррупцией в Российской Федерации включает в себя три основные элемента:

1.Антикоррупционная реформа правовой системы Российской Федерации и совершенствование законодательства, направленного на борьбу с коррупцией

2.Профилактика коррупции путем исключения коррупционных рисков и возможностей, которые существуют в системе государственной власти и управления, в социальной сфере и экономике

3.Воспитание антикоррупционной культуры в обществе и укрепление общественной поддержки борьбы с коррупцией

Совместными усилиями государства и общества необходимо добиться решения следующих задач:

1.Завершение административной реформы, укрепление механизмов внешнего и внутреннего контроля за деятельностью органов государственной власти и муниципального управления, стимулирование антикоррупционного поведения государственных  и  муниципальных служащих.

2.Совершенствование правовой системы и укрепление диктатуры закона (совершенствование уголовного законодательства, правоохранительной и судебной системы, системы исполнения наказаний, предупреждение финансовых преступлений и укрепление контроля за отмыванием денег).

3.Совершенствование системы управления государственными финансами, государственной собственностью и другими национальными ресурсами (бюджет, налоги, таможенная система, процессы приватизации, система государственных контрактов, государственный внешний и внутренний финансовый контроль и пр.).

4.Повышение прозрачности отношений в бизнесе.

5.Развитие антикоррупционной культуры в обществе и общественной поддержки мероприятий по борьбе с коррупцией.

Результатом этой работы должно стать создание таких институциональных и правовых условий, которые позволят не только эффективно выявлять и наказывать коррупционные преступления, но, прежде всего, обеспечивать системную профилактику и предупреждение коррупции.

Профилактика коррупционных рисков в сфере государственного и муниципального управления

Реальное противодействие коррупции возможно только в случае, если она будет рассматриваться как системное явление, затрагивающее широкий комплекс социальных, экономических, организационных и иных проблем. Поэтому помимо уголовно-правовых мер важную роль в борьбе с коррупцией должны сыграть меры профилактического характера, заключающиеся в совершенствовании государственного регулирования и контроля в сферах деятельности, подверженных коррупционным рискам.

Идентификация, мониторинг и профилактика коррупциогенных рисков в сфере государственного и муниципального управления

Коррупционный риск — совокупность условий и факторов, определяющих возможность самостоятельного выбора государственным либо муниципальным служащим любого варианта поведения (принимаемого решения) и создающих вследствие совершения ими коррупционного правонарушения опасность наступления негативных последствий для жизненно важных интересов личности, общества, государства.

В группу органов исполнительной власти с повышенным коррупционным риском входят те, для которых характерно:

—  наличие полномочий, связанных с распределением значительных финансовых средств;

—  высокая степень свободы действия, вызванная спецификой их работы;

—  высокая интенсивность контактов с гражданами и организациями.

В сфере государственной и муниципальной службы наиболее характерны следующие виды коррупции:

  • участие высших должностных лиц в бизнесе, занятие предпринимательской деятельностью;
  • лоббирование (продвижение частных интересов);
  • торговля инсайдерской информацией;
  • взятки при реализации контрольных и надзорных функций;
  • взятки за назначение на коррупционно опасные должности;
  • взятки за более качественное исполнение должностных обязанностей;
  • взятки за неисполнение должностных обязанностей, непринятие за вознаграждение мер к коррупционерам и др.

Повышение прозрачности государственного и муниципального управления, в том числе на обеспечение свободы информации и создание «обратной связи» с обществом с целью получения сигналов о нарушениях.

Прозрачность государственного управления и свобода информации являются важнейшими условиями для профилактики коррупции и обеспечения честного и эффективного распоряжения национальными ресурсами в интересах общества.

Очень важно обеспечивать открытость и прозрачность органов  власти, чтобы граждане имели возможность узнать, на что расходуются их деньги. Информация о том, как организация функционирует, и как принимаются решения, составляет важный элемент борьбы с коррупцией. Одним из инструментов такой работы является последовательное внедрение системы «Электронного правительства».

Органы государственной власти и муниципального управления должны совершенствовать свои связи с общественностью и средствами массовой информации, в том числе использовать их для того, чтобы активно пропагандировать практические результаты своей работы, свидетельствующие об успехах в борьбе с коррупцией.

Необходимо активизировать разработку и совершенствование законодательства, касающегося сигнализирования о нарушениях. В частности, необходимо сделать ясной и простой процедуру подачи жалоб гражданами в тех случаях, когда они сталкиваются с вымогательством взяток или просьбами о «пожертвовании» со стороны государственных и муниципальных  чиновников, либо когда им становится известно о сговоре или иных коррупционных действиях, как в частном, так и в государственном секторе. Одновременно важно оперативно расследовать такого рода обращения и обеспечить защиту граждан от возможного преследования со стороны коррумпированных чиновников.

Одним из эффективных инструментов может стать создание общественного объединения (ассоциации, союза) для осуществления противодействия коррупции и представления интересов лиц, столкнувшихся с фактами коррупции.

Кроме того, внутри самих организаций государственного и муниципального управления необходимо создать систему эффективной защиты и безопасности лиц, которые являются свидетелями коррупционных деяний и принимают участие в рассмотрении дел, связанных с такими деяниями.

Совершенствование системы государственного контроля

Недостатки в системе внешнего и внутреннего государственного контроля за расходованием средств федерального бюджета, включая средства, переданные из федерального бюджета в бюджеты субъектов Российской Федерации и местного самоуправления, создают возможности для коррупции.

 В целях профилактики рисков коррупции и финансовых нарушений необходимо систематически проводить оценку эффективности систем внутреннего финансового контроля и антикоррупционной безопасности в органах государственного и муниципального управления.

Методика оценки качества внутренних систем профилактики (предупреждения) коррупционных рисков в органах государственного и муниципального управления (включая порядок соответствующих проверок) могла бы включать в себя следующие критерии:

  • наличие в органах государственной или муниципальной власти внутренней программы профилактики коррупции;
  • наличие механизма контроля за соблюдением установленных антикоррупционных мер;
  • наличие необходимых административных регламентов и иных актов, регламентирующих оказание данным ведомством соответствующих государственных или муниципальных услуг, реализацию функций контроля и надзора, а также иных юрисдикционных полномочий;
  • установлен ли и каким образом осуществляется общественный контроль за деятельностью данного государственного или муниципального органа;
  • обеспечивается ли и каким образом прозрачность принимаемых решений, а также в целом открытость деятельности органа, включая сферы распределения бюджетных средств и осуществления закупок продукции для государственных и муниципальных нужд;
  • обеспечивается ли и каким образом реагирование на критику, в т.ч. и содержащуюся в СМИ;
  • осуществляется ли в соответствии с установленным порядком контроль за соблюдением государственными и муниципальными служащими установленных законом запретов и ограничений;
  • установлены ли критерии подбора кадров;
  • образована ли комиссия по урегулированию конфликтов интересов и обеспечивается ли ею выполнение поставленных задач;
  • осуществляется ли оценка нормативных правовых актов данног государственного или муниципального органа на предмет наличия в них коррупциогенных факторов, частота проводимых на этот предмет экспертиз и принятые меры (исключение коррупциогенных факторов из правовых актов, отмена действовавших правовых актов полностью и т.д.).

Зарубежный опыт противодействия коррупции в системе государственной службы

Коррупция сопровождает человечество с древнейших времён. Наказание за взяточничество предусматривалось ещё законами Хаммурапи (4 тыс. лет назад), устанавливалось египетскими фараонами. Пагубное воздействие этого асоциального явления ощущается в любой стране, независимо от государственного устройства или традиций. Резкий всплеск коррупции был отмечен в период становления рыночных отношений в XIX веке. Одновременно появились и первые попытки противодействия ей на законодательном уровне. Но существенного изменения антикоррупционной ситуации ни в мире, ни в отдельных государствах не произошло.

Только во второй половине XX столетия, когда борьба с коррупцией в ряде стран была возведена в ранг государственной политики, удалось добиться минимизации её влияния на все сферы жизнедеятельности общества. В этом отношении представляет интерес опыт тех государств, которые сравнимы с Россией по численности управленческого аппарата. Это, прежде всего, США, Германия, Великобритания, Франция, Китай и ряд других стран. В США антикоррупционное законодательство характеризуется чрезвычайной жёсткостью. Так, за различные виды коррупции — взятка, кикбэкинг (выплата части незаконных денег участнику сделки) и др. — предусмотрены штрафы в тройном размере взятки или тюремное заключение от 15 лет, либо то и другое одновременно, а при отягчающих обстоятельствах — лишение свободы до 20 лет.

Законодательство США предусматривает наказание за дачу и получение вознаграждения за услуги, входящие в круг обязанностей должностного лица. Поощрения, по американскому праву, чиновник может получить только официально — от правительства. Наказание за нарушение этой нормы -штраф или лишение свободы до 2 лет, или совокупность наказаний. Коррупционными признаются сделки между любыми лицами по поводу устройства   на   федеральную   государственную   службу.   Так,   уголовно наказуемым является требование денег или имущественных благ, или их получение   для   содействия   в   устройстве   на   государственную   службу.

Виновный наказывается лишением свободы на один год или штрафом в размере требуемой или полученной суммы, или совмещением обоих видов наказания. Исключение составляет деятельность специальных агентств по найму,  имеющих разрешение участвовать в наборе на государственную службу.

Антикоррупционное законодательство США носит системный характер. Оно состоит   также   из   правовых   актов,   регламентирующих   лоббистскую, банковскую, биржевую и иные виды деятельности. И хотя это не является гарантией полного искоренения коррупции,  в США её уровень значительно ниже, чем в других государствах.

Борьба   с   коррупцией   облегчается   тем,   что   в   США   фактически   нет иммунитетов для должностных лиц. Любой чиновник, включая президента, конгрессменов    и    сенаторов,    может    быть    привлечён    к    уголовной ответственности,  хотя  и  в  особом  порядке,  после  отстранения  его  от должности.

Другим   важнейшим   направлением   антикоррупционной   стратегии   США является профилактика коррупции в системе государственной службы. Она основывается на внедрении так называемой «административной морали», представляющей собой этические и дисциплинарные нормы.

Впервые Кодекс этики правительственной службы был принят в 1958 г. в виде резолюции Конгресса, в которой было закреплено, что каждое лицо, находящееся на правительственной службе, должно:

  • ставить    преданность    моральным    принципам    и    государству    выше преданности лицам, партии или государственным органам;
  • исполнять Конституцию, законы США, постановления органов власти и никогда не поддерживать тех, кто уклоняется от их исполнения;
  • работать весь трудовой день за установленную плату, прилагая необходимые усилия и мысли для выполнения своих обязанностей;
  • находить  и  применять  наиболее  эффективные  и  экономичные  способы решения поставленных задач;
  • никогда    не    прибегать    к    дискриминации,    предоставляя    кому-либо специальные блага или привилегии как за вознаграждение, так и без него, не принимать для себя и своей семьи блага или подарки при обстоятельствах, которые    могут    быть    истолкованы    как    воздействие    на    исполнение должностных обязанностей;
  • не   давать   никаких   обещаний,   касающихся  должностных   обязанностей, поскольку государственный служащий не может выступать как частное лицо при исполнении государственной должности;
  • не   вступать   ни   прямо,   ни   косвенно   в   коммерческие   отношения   с правительством,   если   это   противоречит   добросовестному   исполнению должностных обязанностей;
  • никогда не использовать конфиденциальную и служебную информацию для извлечения личной выгоды;
  • вскрывать случаи коррупции при их обнаружении;
  • соблюдать эти принципы, сознавая, что государственная должность является выражением общественного доверия.

Кодекс, хотя и имел рекомендательный характер, в дальнейшем стал основой правовой регламентации «административной этики» госслужащих США.

В   развитие   Кодекса  в   1962   г.   Конгрессом   США   были   приняты  так называемые «официальные нормы поведения выборных должностных лиц (членов обеих палат парламента) и публичных должностных лиц органов исполнительной власти».

В   1965   г.   распоряжением   президента  Л. Джонсона   были   установлены стандарты поведения, этические нормы должностных лиц. В  1978 г. эти правила   обрели   форму   Закона   «Об   этике   служащих   государственных органов».

С конца 80-х годов XX в. этические начала государственной службы стали объектом ещё более жёсткой правовой регламентации. В 1989 г. Конгрессом США  был принят Закон  «О реформе Закона об этике»,  который внёс существенные    изменения   в   нормы,   регулирующие    этику   поведения должностных лиц, и распространил их на все ветви федеральной власти — законодательную, исполнительную и судебную.

В   октябре   1990   г.   Закон   был   подкреплён   исполнительным   приказом президента США № 12731 «Принципы этики поведения   должностных лиц и служащих государственного аппарата». Эти принципы были распространены не только на чиновников высшего ранга и на рядовых госслужащих.

Согласно приказу госслужащие:

  • не должны участвовать в финансовых операциях, при проведении которых предполагается использование закрытой правительственной  информации или использование такого рода информации в личных целях;
  • не могут в какой бы то ни было форме поощрять подношения или  принимать подарки от  любых лиц или группы лиц, добивающихся от них  совершения каких-либо официальных действий, имеющих вместе с ними  какие-либо общие дела или осуществляющих   деятельность, регулируемую органом, в котором работают эти служащие;
  • принимать подарки от лиц, интересы которых  зависят от выполнения или невыполнения этими служащими своих должностных обязанностей;
  • обязаны докладывать «в соответствующие инстанции обо всех замеченных случаях   разрушения собственности, обмана, злоупотребления и  коррупции».

Контролем   за  исполнением   этих   установлений   занимаются    специально назначаемые в любом государственном управлении или департаменте лица или группы лиц, комиссии, которые при необходимости могут запрашивать дополнительную   информацию,    вызывать   на   беседу   самих   чиновников, проводить служебное расследование.

Для чиновника последствия обнаружения допущенных им нарушений могут выразиться в виде применения к нему одной из следующих мер воздействия:

  • частичная или полная дисквалификация;
  • перемещение на низшую должность;
  • предложение прекратить «конфликтные» финансовые связи. При     серьёзных    нарушениях    возможно    привлечение    к    уголовной ответственности.

Кроме того, ограничивается право государственного служащего на побочный (по совместительству) заработок, размер которого не должен превышать 15% оклада по должности. Это ограничение распространяется на должностных лиц всех ветвей власти, за исключением членов Сената США. Чиновники, назначаемые президентом США, вообще не могут получать «какой бы то ни было доход в течение всего срока службы за услуги и деятельность, выходящую за рамки непосредственных служебных обязанностей». Что касается бывших государственных служащих, то ограничение их деловой деятельности действует в течение двух лет после выхода в отставку. Им запрещается выполнять представительские функции при разрешении органами исполнительной власти конкретных дел, которые относились к ведению этого государственного служащего в течение года, предшествующего прекращению его службы. Двухлетний запрет распространяется и на бывших «старших чиновников» исполнительной власти. Они не должны поддерживать контакты с прежним местом работы, не могут представлять чьи-либо интересы по любому вопросу перед тем ведомством, в котором они служили, или каким-либо государственным служащим этого ведомства.

Ещё одним важнейшим положением антикоррупционной стратегии США являются единые для всех ветвей государственной власти правила, ограничивающие получение должностным лицом подарков от частных лиц и организаций.

   Так, сенатор США, а также сотрудники его аппарата не должны принимать подарки от частных физических и юридических лиц, которые могут оказаться заинтересованными в одобрении Сенатом конкретных законов, если стоимость подарков в течение календарного года в совокупности превышает 100 долл. Стоимость подарков, получаемых сенатором из других источников (исключая родственников) в течение календарного года, не должна превышать в совокупности 300 долл. Закон об этике налагает ограничения на оплату частным лицам подарков в форме поездок. Сенат установил лимит в три дня (и две ночи) для поездок внутри страны и в семь дней (и шесть ночей) для поездок за границу. Эти ограничения распространяются также и на членов семей сенаторов.

Член палаты представителей Конгресса США имеет право получать подарки в течение календарного года общей стоимостью не более 250 долл. из одного источника. Такое ограничение распространяется и на сотрудников его аппарата.    При    этом    каждый    подарок,    включая    подарки    супругам должностных лиц, «справедливая рыночная цена» которого превышает 100 долл., должен декларироваться. Эти ограничения распространяются на все подарки, кроме подарков от родственников.

Для остальных категорий государственных служащих также существуют ограничения на получение подарков. Государственный служащий и его супруга (супруг) могут в течение календарного года принять подарки, цена которых в совокупности не превышает 100 долл. Получив подарок выше допустимой стоимости, государственный служащий обязан в течение 60 дней сдать его в соответствующий орган своего ведомства.

Особое внимание уделено правилам, регламентирующим условия получения подарков и наград от представителей иностранных государств. Государственный служащий, например, имеет право принять подарок от представителя иностранного государства в том случае, если этот подарок предлагается в качестве сувенира или знака вежливости и не превышает «минимальной стоимости». Принять подарок выше «минимальной стоимости» должностное лицо вправе, если такой подарок способствует развитию связей США в сфере науки или медицины, а также если отказ принять подарок может обидеть дарителя и каким-то образом повлиять на международные связи.

Как показывает анализ, в США выстроена достаточно эффективная система, создающая условия для действенной борьбы с коррупцией. В Великобритании основу уголовного законодательства о взяточничестве (коррупции) составляют Закон о взяточничестве в публичных организациях 1889 г. и законы о предупреждении коррупции 1906 и 1916 гг. Первый из названных законов осуждает «требование взятки или получение, или согласие на получение подарка, ссуды, вознаграждения или чего-либо иного, имеющего ценность как средства побуждения служащего сделать что-либо или воздержаться от выполнения чего-либо».

Лицо, признанное виновным в таком поступке, присуждается к тюремному заключению или к уплате стоимости подарка, ссуды или вознаграждения, полученных им. Дополнительно он лишается права быть избранным или назначенным на какую-либо публичную должность сроком на семь лет. В случае повторного осуждения виновный может быть приговорён к лишению служебных прав навсегда, а также к лишению права на какую-либо компенсацию или пенсию, на которые он бы рассчитывал в качестве должностного лица.

Закон 1906 г. о предупреждении коррупции предусматривает уголовную ответственность независимо от того, совершило ли лицо, получившее взятку, те действия, за которые она была дана, и от мотивов, которыми руководствовался взяткодатель.

Закон 1916 г. об исправлении Закона о предупреждении коррупции и дополнениях к нему устанавливает ответственность за взяточничество в тех случаях, когда делом или сделкой, по поводу которых взятка была дана, был договор или предложение договора с центральным правительством или с отдельными правительственными ведомствами. Предусмотренное Законом 1916 г. взяточничество карается тюремным заключением на срок от 3 до 7 лет.

В отдельный состав коррупционного преступления британское законодательство выделяет подкуп с целью получения почётных наград. Причём ответственность предусмотрена как для дающих, так и для получающих взятку. Взяткодатель наказывается лишением свободы на срок до двух лет или (и) штрафом по усмотрению суда. Взяткополучатель -лишением свободы до 3 месяцев или (и) штрафом в пределах предусмотренного законом максимума (Закон о предупреждении злоупотребления с наградами 1925 г.).

Законом о продаже должностей 1809 г. в редакции Закона об уголовном праве 1967 г. предусмотрена ответственность за коррупцию в виде продажи, покупки, сделок с целью получения какой-либо должности, в том числе и работы по найму как в пределах Соединённого Королевства, так и в британских владениях. Виновные наказываются лишением свободы на срок до 2 лет и лишением права навсегда занимать соответствующую должность. Британское законодательство рассматривает в качестве самостоятельного преступления подкуп судей и судебных чиновников. Лица, которые предлагают или дают судебному чиновнику какой-либо дар или денежное вознаграждение с целью повлиять на его служебное поведение или действие, и судебный чиновник, принимающий вознаграждение, совершают преступление, наказуемое штрафом или лишением свободы до 2 лет. Что же касается коррупции на финансовых рынках, то британская правовая система обязывает финансистов сообщать обо всех подозрительных операциях в правоохранительные органы. И если банкир этого не сделает, то его привлекут к уголовной ответственности в качестве соучастника. В рамках антикоррупционной стратегии в Великобритании реализуется и программа утверждения принципов честности и неподкупности во всех сферах жизни общества, в том числе на государственной службе. В октябре 1994 г. был создан независимый консультативный Комитет по стандартам (поведения) в общественной (государственной) жизни под председательством лорда Нолана. В состав Комитета вошли 10 авторитетных общественных деятелей, в том числе два члена парламента. В задачи Комитета входило: «изучение и оценка норм поведения всех руководителей общественных учреждений, включая все действия, относящиеся к их финансовой и коммерческой деятельности»; выработка рекомендаций по улучшению моральных критериев участников «публичной жизни». К их числу были отнесены все министры, государственные служащие, члены национального и Европейского парламентов, высшие чиновники всех неправительственных общественных учреждений, представители местных властей. При этом Комитету не рекомендовалось рассматривать частные случаи нарушения стандартов поведения, а сосредоточиться на формировании общих принципов достойного участия в общественной жизни. В  результате  уже  в   1995  г.  Комитет  сформулировал  семь  принципов государственной работы чиновников — своеобразный Кодекс поведения:

  • нестяжательство    —  служение  только   общественным  интересам, отказ   от каких-либо действий для достижения материальных  и финансовых выгод для себя, своей семьи и друзей;
  • неподкупность    —    недопущение     какой-либо     финансовой     или    иной зависимости от  внешних  лиц или  организаций, которые могут  повлиять на исполнение официального долга;
  • объективность — непредвзятое решение всех вопросов;
  • подотчётность  — ответственность за принятые  действия   перед обществом и предоставление полной информации в случае публичной проверки;
  • открытость — максимальное информирование общества  обо всех решениях и действиях, их обоснованности (при этом сокращение  информации допустимо при необходимости соблюдения высших общественных интересов);
  • честность — обязательное  сообщение о своих  частных интересах,  связанных с   общественными    обязанностями,   принятие   всех   мер   для   разрешения
  • возможных конфликтов в пользу общественных интересов;
  • лидерство   —   соблюдение   принципов    лидерства   и   личного   примера  в исполнении стандартов общественной жизни.

Хотя сами по себе нарушения данных стандартов не влекли за собой судебных последствий и рассматривались только как нарушение «Кодекса чести», они сыграли роль сдерживающего фактора в борьбе с коррупцией.

Антикоррупционное законодательство Франции направлено на борьбу с должностными        преступлениями        государственных        чиновников, принимающих политико-административные решения, а также противодействие деятельности политических партий, применяющих незаконные методы финансирования и проведения избирательных кампаний. Первое направление получило развитие ещё в 1919 г., когда в Уголовный кодекс была включена статья, запрещающая государственным чиновникам в течение 5 лет после отставки работать в компании, которую они контролировали, находясь на государственной службе. Неисполнение этого требования наказывалось лишением свободы до двух лет и штрафом в размере 200 тыс. франков. В 1946 г., затем в 1992 г. в связи с принятием Устава о государственной службе ответственность по данной статье была ужесточена.

И всё же французское законодательство уделяет больше внимания административным, а не уголовным мерам наказания. При этом преследуется главная цель — предотвращение «недолжного соединения личных финансовых интересов и исполнения должностных функций государственного служащего». Французские законодатели менее суровы, чем американские. От чиновников не требуется подача декларации о доходах, а соблюдение ограничений на профессиональную деятельность после увольнения чиновника с государственной службы контролируется менее строго.

Особенность французского антикоррупционного законодательства, по сравнению   с   американским,   заключается   в  том,   что   государственные чиновники могут участвовать в выборах, не утрачивая своего статуса. Им разрешается совмещать свою работу с выборной должностью на местном уровне. Если же они избраны в общенациональный парламент, то обязаны уйти в отпуск со службы, но по истечении срока депутатских полномочий вправе вернуться на прежнюю должность без каких-либо ограничений. Особый статус устанавливается для министров, к которым относятся все члены правительства независимо от ранга. По Конституции Франции правительственным чиновникам запрещено совмещать свою должность с депутатским или сенатским мандатом и с любой другой профессиональной деятельностью в общественном или частом секторе. После отставки министры в течение шести месяцев не имеют права занимать руководящие посты в государственных или частных компаниях. Это не относится к лицам, которые до назначения на министерский пост уже работали в указанных сферах.

Во Франции созданы правовые и организационные основы гласности деклараций о доходах и имуществе высокопоставленных работников государственного аппарата.

Среди актов, направленных на борьбу с коррупционными преступлениями, следует назвать также решение правительства страны от 11 марта 1988 г. о публикации актов политических партий и данных о расходах на проведение избирательных кампаний, об обязательном декларировании доходов министров и парламентариев.

В 1990 г. был принят Закон о финансировании политических партий, который ввёл ограничения на предоставление средств, в том числе на проведение избирательных кампаний, политическим партиям от физических лиц или предприятий. В 1993 г. была создана Национальная комиссия по счетам избирательных кампаний и финансированию политических партий, наделённая контрольными функциями.

В 1991 г. во Франции была создана Межведомственная комиссия по контролю за рынками государственных заказов и общественных работ, а в 1993 г. был расширен круг мероприятий, направленных на соблюдение правил заключения контрактов на проведение общественных работ. В этот же период в законодательство была введена такая форма коррупции, как покровительство. Под ним понимаются действия чиновников, ведающих распределением заказов, которые предоставляют частному предприятию незаконные льготы.

В 1995 г. был принят Закон Сегена, дающий Счётной палате право контролировать процесс назначения на государственную службу. Практически одновременно была создана Комиссия по финансовой гласности политической жизни, которая контролирует имущественное положение парламентариев. В соответствии с Законом, каждый депутат Национального собрания Франции после своего избрания обязан предоставить финансовые счета о средствах, израсходованных на предвыборную кампанию, а также «декларацию чести» с указанием размеров личной   собственности.   Такие   же   декларации   представляют   депутаты Европейского парламента, члены генеральных и региональных советов. В системе противодействия коррупции функционируют специальные подразделения криминальной полиции, МВД, прокуратуры, таможенной службы и налоговой инспекции. Координация этой деятельности возложена на Центральную межведомственную службу при Минюсте по предотвращению коррупции.

Немаловажную роль в противодействии коррупции играет и созданная в 1991 г. при министерстве экономики и финансов Франции служба «Тракфин» (Tracfin). Этот орган создавался для борьбы с «отмыванием» нелегальных доходов от незаконного оборота наркотиков. Затем в поле его зрения попали дела о ввозе и вывозе капитала, полученного от незаконной торговли оружием, и, как следствие, о коррупции крупных французских госчиновников.

В   настоящее   время   «Тракфин»  занимается   всем   комплексом   проблем, связанных с отмыванием «грязных» денег через банковскую сеть.

Антикоррупционная система Германии базируется на 10 основных принципах:

  • охранять  государственную  казну  и  конкуренцию  посредством  регистра коррупции;
  • создавать стимулы для новой этики предпринимательства; запрещать   должностным   лицам,   уволенным   со   службы   за   оказание протекции, в течение 5 лет иметь отношение к предпринимательству; ликвидировать пробелы в законах;
  • вести санкционированный контроль за телефонными разговорами; урегулировать   положение   главного   свидетеля   посредством   смягчения наказания;
  • улучшать уголовное преследование путём создания центров по борьбе с коррупцией;
  • обеспечивать широкую гласность своей деятельности;
  • создать «телефон доверия»;
  • усилить контроль с целью предупреждения самообогащения, и злоупотребления субъективным правом.

Следует отметить, что для противодействия коррупции в Германии были приняты меры законодательного и административного характера. В 1997 г. вступил в силу Закон о борьбе с коррупцией с одновременным внесением изменений в Уголовный кодекс (УК) Германии. Был расширен перечень коррупционных преступлений:

  • получение выгоды (§331);
  • получение взятки за нарушение служебного долга (§332);
  • обещание, предложение выгоды, взятки (§333); дача взятки за нарушение служебного долга (§334);
  • получение и дача взятки в хозяйственном обороте (§299);
  • ограничивающие конкуренцию соглашения при конкурсах (§298).

В УК Германии была внесена статья о даче и получении взятки в частно -правовом    обороте,    которая    ранее    содержалась    в    Законе    против неразрешённой конкуренции (подкуп служащего — §12).

В качестве организационно-правовой меры министерствам и федеральным органам управления был представлен пакет документов,   который получил название «Директива федерального правительства о борьбе с коррупцией в федеральных органах управления».

В  Директиве  содержатся  положения,  направленные  на  предупреждение коррупции:

  • определение перечня должностей, наиболее подверженных коррупции;
  • усиление внутриведомственного контроля в форме ревизий;
  • особенно тщательный подход при назначении лиц на должности, исполнение которых допускает возможность совершения коррупционных действий;
  • обучение  и  повышение  квалификации  сотрудников  для  неприятия  ими действий, подпадающих под состав коррупционных преступлений;
  • усиление служебного надзора руководством федерального органа;
  • ротация   персонала,   занимающего   должности,   наиболее   подверженные коррупции;
  • строгое соблюдение предписанных процедур при выделении и оформлении государственных заказов;
  • чёткое  разделение этапов, связанных с планированием,  выделением и расчётами при оформлении государственных заказов;
  • исключение   из   конкурса   участников   аукциона   в   случае   серьёзного нарушения установленных правил.

Одновременно   с   Директивой  были  разработаны   Рекомендации   по соблюдению «Кодекса антикоррупционного поведения». К Рекомендациям прилагалось «Руководство к действию», предназначенное для руководителей, поскольку эффективность мер воздействия и предупреждения коррупции в первую   очередь   зависит,   по   мнению   германских   законодателей,   от руководящих лиц государственной службы.

В соответствии с этими документами государственные служащие не вправе заниматься     предпринимательской    деятельностью     лично     или     через доверенных  лиц,   в  том  числе  участвовать  в  деятельности   правления, наблюдательного совета или в ином органе общества, товарищества или предприятия любой другой правовой формы.

Для  всякой  иной  работы,  помимо  службы,  служащий  обязан  получить предварительное разрешение высшей служебной инстанции. Разрешение не требуется для: принятия опекунства, ухода за больным или немощным, выполнения    обязанностей    по     завещанию,    отправления    «свободной» профессии, управления собственным имуществом, деятельности, связанной с обучением и исследованиями в научных институтах и учреждениях.

Среди мер, направленных на противодействие коррупции, следует отметить порядок трудоустройства лиц, ушедших с высоких государственных  постов.

В   течение   установленного   срока   они   должны   получить   разрешение правительства на работу в частном  секторе или занятие  коммерческой деятельностью, если они к ней имели отношение. В противном случае их поведение может рассматриваться как коррупционное.

В Германии служащий и по истечении срока службы должен держать в тайне сведения и факты, ставшие ему известными в процессе служебной деятельности. Без разрешения служащий не имеет права давать показания или делать заявления по известным ему фактам (делам) даже в суде. Разрешение такого рода даёт руководитель службы или, если служебные отношения прекращены, последний руководитель службы. Сведения для прессы вправе оглашать только правление учреждения или уполномоченный им служащий.

Повышенные требования и ограничения, связанные с государственной службой, компенсируются в Германии соответствующим государственным жалованием и другими выплатами, гарантиями, обеспечивающими стабильность рабочего места и продвижение по службе, а также достойный уровень жизни. Всё это способствует эффективности антикоррупционной стратегии ФРГ.

Заслуживает внимания опыт противодействия коррупции Финляндии, у которой, по международным оценкам, один из самых высоких антикоррупционных рейтингов.

Низкому уровню коррупции в органах государственной власти и управления Финляндии способствуют:

  • наличие развитых институтов гражданского общества, в том числе СМИ;
  • стремление к минимизации вмешательства государства в экономический сектор;
  • прозрачность и гласность процесса принятия решений должностными лицами, открытость и доступность большинства нормативных и подзаконных актов;
  • политическая, финансовая и кадровая независимость системы правосудия от исполнительной власти, действительная гарантия защиты лиц, оказавших содействие компетентным органам в борьбе с коррупцией;
  • эффективная организация административной системы, характеризующейся компактностью, малой степенью бюрократизации, отсутствием кастовости;
  • адекватная   система   внутреннего   и   внешнего   контроля   за   действиями должностных лиц, широкие полномочия в этой области у канцлера юстиции и парламентского уполномоченного по правам человека, парламента;
  • достойный   уровень   зарплаты   государственных   служащих,   наличие  так называемого «социального пакета» (пенсионного обеспечения и выходного пособия), размер которого устанавливается по итогам выслуги лет; морально-психологический настрой общества и всего корпуса должностных лиц на неприятие коррупции.

Основные антикоррупционные принципы финского государства -прозрачность процесса отправления власти, обеспечение законности в государственной администрации, ответственность и добропорядочность государственных должностных лиц и служащих — закреплены в  Конституции.

Государственная политика профилактики и пресечения коррупции изложена в общенациональной «Программе по борьбе с преступлениями в экономической сфере» 1996 г. Другие специализированные антикоррупционные проекты, а также специальные правоохранительные службы в стране отсутствуют.

Под должностным взяточничеством как основным видом коррупции в Финляндии понимается противоправная сделка между представителем органа власти или управления    любого уровня и лицом  (группой  лиц, организацией), заинтересованным в его определённом поведении. При этом обоюдно извлекаемая выгода может носить как материальный (деньги, имущество, ценные бумаги и т.д.), так и нематериальный (лоббирование чьих-либо интересов, помощь в проведении избирательной кампании и т.д.) характер. В соответствии с Законом «О государственных служащих» чиновникам запрещается принимать подарки, угощения, пользоваться услугами увеселительного характера за счёт заинтересованных лиц, на прохождение дел которых они могут оказать влияние. Высшие должностные лица страны (в том числе члены правительства и депутаты парламента) обязаны периодически представлять декларации о своих доходах и их источниках, которые обычно предаются публичной огласке. В Уголовном кодексе Финляндии за совершение государственными должностными лицами коррупционных преступлений предусмотрены различные наказания: от штрафа до 2 лет лишения свободы (с освобождением от занимаемой должности, запретом занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок от 2 месяцев до 4 лет при наличии отягчающих обстоятельств). Они назначаются по следующим составам преступлений: получение государственным должностным лицом взятки либо принуждение к её даче, равно как и сама дача взятки; злоупотребление должностными полномочиями; служебный подлог; фальсификация доказательств; подкуп для дачи ложных показаний или неправильного перевода официального текста и т.д. Опыт борьбы с коррупцией в Японии свидетельствует о том, что отсутствие единого кодифицированного акта не препятствует эффективному решению этой проблемы. Нормы антикоррупционного характера содержатся во многих национальных законах.

Особое значение законодательство Японии придаёт запретам в отношении политиков, государственных и муниципальных служащих. Они, в частности, касаются многочисленных мер, которые политически нейтрализуют японского чиновника в отношении частного бизнеса как во время службы, так и после ухода с должности.

Законодательство Японии квалифицирует как преступление действия политиков, лоббирующих за вознаграждение от заинтересованного лица выгодное дня него решение путём воздействия на государственных и муниципальных служащих, а также служащих юридических лиц с 50-процентным капиталом государства или органов местного самоуправления. Как и во многих странах, в Японии одним из важнейших направлений борьбы   с   коррупцией   является   кадровая   политика.   Государственное администрирование   построено   здесь   на   принципе   меритократии   и ориентировано на службу. Японским чиновникам гарантирована достойная оплата труда.

Большое внимание законодательство Японии уделяет этичному поведению политиков и служащих. С апреля 2000 г. в стране действует Закон «Об этике государственных служащих»,  а также утверждённые правительственным указом   этические   правила   государственного   служащего   и   нормы административных наказаний  за их нарушение.  В  этических  правилах государственного   служащего даётся   развёрнутое    определение «заинтересованного лица» и подробный перечень неэтичных действий, что исключает произвольное толкование норм Закона.

В 2001 г. в Японии вступил в силу Закон «О раскрытии информации». Этот акт гарантирует гражданам право на доступ к официальной информации, имеющейся у  правительственных  учреждений, и возможность   подать апелляцию в Совет по контролю за раскрытием информации в том случае, если правительство откажется её обнародовать.

В Японии, в соответствии с законом, ведётся реестр лиц, против которых выдвинуты обвинения в коррупции или причастности к организованной преступности.  Этот  факт доводится до  сведения  общественности  через средства  массовой  информации,  может повлечь  за  собой  установление контроля   за   поведением   конкретного   лица,   применение   к   нему   ряда правоограничений.

Японское законодательство устанавливает строгие ограничения в отношении финансирования избирательных кампаний, партий и иных политических организаций. Прежде всего, это касается порядка пожертвований в пользу кандидатов на выборах, политических фондов. Нарушение положений Закона влечёт за собой применение санкций, распространяющихся на ответственных лиц как предоставляющей, так и получающей пожертвования стороны, а также на посредников.

Антикоррупционная   политика   Японии  предполагает  подотчётность политического руководства, реформу финансирования политических партий и избирательных кампаний; поддержание престижа государственной службы; обеспечение гражданских свобод.

Приоритетным направлением антикоррупционной государственной политики Республики   Корея   является   внедрение   «культуры   прозрачности».   На практике она реализуется посредством программы «OPEN» — онлайновой системы   контроля  за  рассмотрением   заявлений   граждан  чиновниками городской администрации, которая произвела настоящую сенсацию среди национальных антикоррупционных программ.

Свободный доступ к информации о состоянии дел исключает необходимость личных контактов с чиновниками или предложения им взяток за ускоренное принятие решений. В результате реализации этой программы коррупция среди чиновников в столице уменьшилась в 6 раз.

Эталонным   считается   новый   Закон   Республики   Корея   «О   борьбе   с коррупцией», вступивший в силу 1 января 2002 г. и получивший широкое международное    признание.    В    соответствии    с    ним    право    начинать расследование     о     коррупции     фактически     предоставлено     любому совершеннолетнему гражданину страны. Комитету по аудиту и инспекции (так называется в стране главный антикоррупционный орган) вменено в обязанность   начинать   расследования   соответствующих   обвинений   по любому заявлению граждан.

Заслуживает  внимания  и   антикоррупционная  политика   Сингапура.   Её центральным звеном является постоянно действующий специализированный орган по борьбе с коррупцией — Бюро по расследованию случаев коррупции, обладающее  политической  и  функциональной  самостоятельностью.  Этот независимый орган расследует и стремится предотвращать коррупцию в государственном и частном секторе экономики страны.

Бюро проверяет факты злоупотреблений государственных чиновников и сообщает о них соответствующим органам для принятия дисциплинарных мер, а также изучает методы работы потенциально подверженных коррупции государственных   органов   для   обнаружения   слабых   звеньев   в   системе управления.

Главная  идея  антикоррупционной  политики  Сингапура  заключается  в «стремлении минимизировать  или  исключить  условия,  создающие как стимул, так и  возможность склонения личности к совершению коррумпированных  действий». Это достигается за счёт целого  ряда антикоррупционных принципов, в частности:

  • оплата труда государственных служащих согласно формуле, привязанной к средней заработной плате успешно работающих в частном секторе лиц;
  • контролируемая ежегодная отчётность государственных должностных лиц об их имуществе, активах и долгах, при этом прокурор вправе проверять любые банковские,   акционерные   и   расчётные   счета   лиц,   подозреваемых   в нарушении Акта о предотвращении коррупции;
  • большая строгость в делах о коррупции в отношении высокопоставленных чиновников    для    поддержания    морального    авторитета    неподкупных политических лидеров;
  • ликвидация излишних административных барьеров для развития экономики.

Таким образом, в трёх наиболее динамично развивающихся странах Азии, несмотря  на    национальную   специфику,   реализуются   комплексные антикоррупционные  программы, предусматривающие  наряду  с репрессивными профилактические меры предупреждения коррупции.

Существенно отличается от рассмотренных выше антикоррупционная стратегия Китая. В её основе лежит превалирование репрессивных мер воздействия. С этой целью в 2003 г. был создан Антикоррупционный комитет, который занимается не только расследованием коррупционных преступлений, за которые предусмотрена смертная казнь, но выполняет также исполнительные функции. Достаточно сказать, что этот Комитет «подвёл под расстрельную» статью около 1200 чиновников разного ранга, часть из них покончила жизнь самоубийством. Свыше 8 тысяч покинули страну.

Кроме самых жёстких мер в Китае используют и профилактические. Например, ЦК Коммунистической партии Китая запрещает заниматься бизнесом и выступать агентами или советниками в этой сфере детям и родственникам «руководящих работников». Такая мера призвана ограничить коррупцию в высших эшелонах власти. Этой категории лиц категорически запрещено содержать увеселительные заведения, которые «противоречат интересам общества». Помимо этого в КНР действует «горячая» телефонная линия, по которой любой житель может анонимно сообщить о фактах взяточничества или злоупотребления служебным положением тех или иных чиновников.

Таким образом, анализ действующих антикоррупционных стратегий США, стран Европы и Азии показывает, что полностью искоренить коррупцию не удаётся ни одному государству, но снизить её порог вполне возможно.

Заключение

Традиционная структура гражданской службы с пирамидальным и линейным устройством, с распорядительными методами администрирования, складывалась веками, и в относительно неизменном виде существовала до второй половины ХХ века. Проблемы возникли с вступлением мира в цивилизацию индустриального общества и переходом к постиндустриальной цивилизации. Страны Западной Европы и Америка достигли индустриальной стадии развития к 30-м годам ХХ века, но за время второй мировой войны были отброшены в своём развитии назад. К 50-м гг. большинство стран восстановили свой потенциал, и начался переход к постиндустриальному обществу. Процессы, происходящие в мире, усложнились. Преобразования не просто ускорились, а спрессовались. Существенно осложнило положение и проявление глобальных проблем человечества (экологический кризис, накопление запасов оружия массового поражения и т.д.). Традиционная этика гражданской  службы, сформировавшаяся за предшествующую историю, во многом перестала работать, выполнять свои функции регулятора отношений как внутри службы, так и в отношениях служащих с населением. Она перестала успевать за быстро меняющейся ситуацией.

В изменении этики государственной  и  муниципальной службы оформилось несколько тенденций, которые являются предметом осмысления, как учёными, так и практиками, занимающимися проблемами развития морали в сфере государственного  и  муниципального  управления.

Основные направления, по которым происходили изменения в традиционной системе государственной  и муниципальной  службы:

  • Изменения в организационной стороне;
  • Появление штабных подразделений (в администрации президента есть социологический центр). Появление института советников;
  • Появление вне традиционной структуры управления подразделений, организованных по матричному типу, для работы над проектами;
  • Перераспределение функций между уровнями управления в сторону увеличения прав и возможностей на уровне территорий (децентрализация управления);
  • Наращивание   заботы о потребностях людей и  выполнении социальных гарантий населению. Это связано с нарастанием кризисных явлений в мировой экономике;
  • Значительное и очень быстрое преобразование технической оснащённости деятельности муниципальной   службы (компьютеризация деятельности, образование единых коммуникативных систем, связь), изменение всей системы канцелярских предметов, оснащения. Такое преобразование, с одной стороны, труд упростило, а с другой — поставило перед большими отрядами служащих совершенно новые проблемы, в том числе переосмысление характера ответственности, необходимость приобретения новых навыков в принятии решений, в понимании своего долга и т.д.;
  • Сращивание этики муниципальной  службы и этики (морали) политики.

         Основными причинами перечисленных изменений служат прежде всего цивилизационные изменения, такие, как глобализация экономики и потеря малыми и средними городами налогооблагаемой базы;

Процессы дефедерализации и децентрализации управления в системе государственной службы и муниципального управления и формирование большей автономности деятельности органов управления на местах; продолжающееся в условиях перехода в постиндустриальную цивилизацию расслоение общества на всё меньшие по численности и существенно различающиеся по интересам слои и группы населения.

В этих  условиях  деятельность   государственных и муниципальных   служащих  приобретает очень  важную  роль, поскольку государственный и муниципальный  служащий —  это  лицо государства.

Оригинал статьи: http://tovgms.ru/socproj/kodeks/voprdeletiki/

 

%d такие блоггеры, как: